Двое в золоченой раме

C портным Дима угадал: тут нужен был не гламурный дизайнер, а битый жизнью труженик кройки и шитья, который в точности исполнит заказ.

Изучив и похвалив детально прорисованную модель, портной сказал, что темно-вишневый шелк и бисер он достанет, но до Нового года сшить сложное концертное платье, да еще и без единой примерки, исключительно по замерам, — это нереально. Дима упрашивал, обещал надбавку за срочность. Названная сумма превосходила Димины расчеты, но он готов был отдать любые деньги. Если бы их имел.

Ровно в то же время Дина стояла у зеркала и в последний раз любовалась своим отражением с гранатовым ожерельем на шее. Это было очень красивое ожерелье, так называемый окладень — несколько соединенных цепочек, декорированных крупными полупрозрачными гранатами. И в жизни, и на сцене украшение выглядело роскошно, Дина очень его любила, но сейчас другого выхода не видела. Вздохнув, она поцеловала ожерелье и уложила в ту самую коробочку, в которой два года назад получила его из рук римского ювелира.

В чердачной мастерской, которую Дима арендовал на паях с двумя коллегами, изо всех щелей сифонил декабрьский мороз. Художник безошибочно вынул нужное полотно. Это был автопортрет, выполненный в абстрактном стиле, и все, кто его видел, высоко оценивали и образное мышление живописца, и его ироничное отношение к себе. Причем некоторые даже находили в изображении сходство с собой и просили продать им картину, но Дима не соглашался, он давно решил, что на первой его выставке — когда-то ведь она должна состояться! — эта работа будет открывать экспозицию. Чтобы посетители сразу улыбнулись и поняли, с кем имеют дело. Но сейчас, заворачивая в холстину портрет, художник собственными руками хоронил эту идею.

В багетной мастерской Дина показывала мастеру на экране смартфона картину, на которой резкими, нервными мазками, в утрированно беспорядочной манере было изображено лицо. Скорее всего, мужское. И для этого совсем не классического портрета девушка просила изготовить массивный багет под старину, с позолотой и резным барочным орнаментом; такая рама, по замыслу Дины, создала бы яркий контраст с самим портретом и тем самым подчеркнула необычность авторского стиля.

Созвонившись, Дима с Диной встретились перекусить в кафешке. Предварительно нацеловавшись на морозе, они заказали по салату с чаем и принялись на аперитив радостно поедать друг друга глазами. Через две недели наступал их первый общий Новый год, и решено было не устраивать лихих загулов, а тихо и нежно провести праздник дома вдвоем. Впрочем, за этим обоюдным решением крылась иная причина, которую молодые люди по умолчанию не упоминали. Дело в том, что супруги были бедны, как церковные мыши.

Дима и Дина влюбились друг в друга мигом, стоило им однажды встретиться в богемной компании. Они и сами были богемой — актриса и художник, романтическая пара.

Солистка театра оперетты разорвала отношения с главным режиссером, а вольный художник съехал от портфельной инвесторши, которая ему позировала, а также сводила с богатенькими перцами, чьи физиономии стараниями Диминой кисти обретали благолепие.

Брак по любви — слишком вкусное лакомство, чтобы не требовать уравновешивающих жертв. Дина потеряла ведущие роли, Дима — рынок сбыта портретной продукции. Но их отношения не треснули под гнетом убогого быта в съемной однушке. Где им, кстати, и предстояло встретить Новый год.

За два часа до боя курантов Дима вез в метро коробку, в нее было аккуратно уложено концертное платье с подчеркнутой линией талии (которую он особенно тщательно обмерял у спящей Дины). Шелк цвета граната и придуманный Димой фасон будут чудесно сочетаться с любимым Дининым ожерельем, жена с ума сойдет от счастья. Право же, ради этого не жалко продать автопортрет.

Ровно в это же время жена думала, куда бы в крохотной квартирке припрятать массивную раму. Дина себе воображала, завтра они отвезут ее в Димину мастерскую и вставят в нее автопортрет, муж с ума сойдет от счастья. Право же, ради этого не жалко продать ожерелье. Тем более что его подарил главный режиссер, этот гад, мстительно отобравший у нее Сильву и Марицу.

Читатель уже угадал развязку, а потому не будем описывать шок, минутное огорчение и последовавшие за ним восторги, признания, объятия и слезы счастья. Скажем лишь, что в первый день нового года Дина в гранатовом платье позировала Диме в его промерзшей мастерской.

Она не могла видеть, что муж по памяти рисует ожерелье у нее на шее. Золоченая рама стояла в углу и дожидалась окончания работы.

Об авторе

Михаил Щербаченко — известный журналист, публицист и очеркист, ведет персональную рубрику «Уходящая натура» в еженедельном выпуске «Вечерней Москвы».

 

Из книги «Вечерка 95. Перезагрузка»

Двое в золоченой раме: 2 комментария

  1. يُمكن استخدام صودا الخبز لتنظيف جدران المطبخ من خلال مزج ثلاث ملاعق كبيرة منه مع كوب من الماء الدافئ، وتوزيع المزيج على المنطقة المراد تنظيفها، وفركها بلطف، ثمّ شطف المنطقة بعد إزالة البقعة عن الجدار بالاستعانة بالماء النظيف، ويُشار إلى أنّ هذه الطريقة تُستخدم لإزالة الشحوم عن المساحات الصغيرة نسبياً.
    يُمكن تنظيف جدران المطبخ، والأعمال الخشبية أيضاً بالاستعانة بفوسفات الصوديوم
    ، ويُمكن تطبيق ذلك من خلال مزج نصف كوب منه مع 3.8 لتر من الماء تقريباً، ويُشار إلى أنّ فوسفات الصوديوم منظّف قويّ جداً؛ لذا لا يُنصح باستخدامه إلّا عند تجربة جميع الطرق السابقة، وعدم الحصول على النتيجة المطلوبة

    شركة مكافحة حشرات بجازان

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *